УКРАИНА, МЕЖДУНАРОДНЫЙ УГОЛОВНЫЙ СУД И ЕВРОЮСТ: КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

25 апреля прокурор Международного уголовного суда (МУС) присоединился к совместной, с Евроюстом и агентством ЕС по вопросам сотрудничества в области уголовного правосудия, группе по расследованию международных преступлений, совершенных в Украине. Для МУС это новый опыт. Каждый настаивает на необходимости координации расследований по Украине, что ставит правовое сообщество перед некоторыми дилеммами.

УКРАИНА, МЕЖДУНАРОДНЫЙ УГОЛОВНЫЙ СУД И ЕВРОЮСТ: КАК ЭТО РАБОТАЕТ?Рабочая встреча в штаб-квартире Евроюста в Гааге (Нидерланды). Конец марта, Европейское агентство создало «совместную группу по расследованиям в Украине». В ее состав входят: Литва, Польша, Украина и новый участник этого межгосударственного координационного органа – офис прокурора Международного уголовного суда (МКС) © Яков Миник
0 минут 6Приблизительное время чтения

«Когда-то было довольно сложно найти страну, которая хотела бы изыскивать финансовые и человеческие ресурсы, чтобы начать расследование военных преступлений. Сегодняшняя ситуация с Украиной отличается коренным образом. В действительности, в этом деле может быть задействовано столько участников расследования, что нам будет сложно их координировать», - заявил Ладислав Гамран, Президент Евроюста, на брифинге, состоявшемся онлайн 30 марта.

Накануне Евроюст, по инициативе Литвы, объявил о создании совместной следственной группы по Украине. Литва возглавила группу, в состав которой вошли Украина и Польша. А с 25 апреля к ней присоединился новый необыкновенный участник – кабинет прокурора Международного уголовного суда (МУС).

Хамран отмечает, что на сегодняшний день расследованием военных преступлений, совершенных в Украине, занимаются различные международные органы и агентства, включая МУС, и еще с десяток национальных прокуроров (см. карту изд. Justice Info). По данным Европейской комиссии, украинская прокуратура уже зарегистрировала тысячи случаев «с высоким количеством идентифицированных подозреваемых». Больше 5 миллионов человек, которые могут быть свидетелями этих преступлений, сбежали в другие страны мира от войны в Украине. По словам Хамрана, именно здесь может помочь Евроюст, обеспечив основу для международного сотрудничества, а также оказывая свою поддержку и опытом.

ЧТО ТАКОЕ ЕВРОЮСТ?

Евроюст, штаб-квартира которого расположена в Гааге, в Нидерландах, был основан Европейским Союзом (ЕС) в 2002 году с целью содействия трансграничному сотрудничеству в отслеживании самых серьезных международных преступлений. Кроме государств-членов ЕС, в его состав входят
10 ассоциированных членов: третьи страны (т.е. не входящие в состав ЕС), включая Соединенные Штаты, Соединенное Королевство, Норвегию, Швейцарию и Украину. Все эти страны имеют «прокуроров по связи», уполномоченных Евроюстом.

В прошлом Евроюст сосредотачивал свои усилия на таких преступлениях, как международный терроризм, торговля наркотиками и отмывание денег. Но в последние годы стали также важны расследования военных преступлений. По словам спикера Евроюста Тони Ван Лиэропа, это «небольшая организация», которая сегодня насчитывает около 200 сотрудников и не имеет собственных следователей. Евроюст оказывает логистическую поддержку, услуги перевода и юридическую экспертизу совместным следственным группам, созданным под его эгидой. Кроме того, в нем размещается и получает финансовую поддержку Секретариат Genocide Network, европейской сети юристов, специализирующихся на международных преступлениях (т.е. геноциде, преступлениях против человечества и военных преступлениях).

25 апреля Европейская комиссия предложила изменить мандат Евроюста, предоставляя ему полномочия по «сбору, хранению и передаче доказательств военных преступлений». «Из-за продолжающегося в Украине конфликта, сложно безопасно хранить доказательства», - объясняет Еврокомиссия. «В целях обеспечения правосудия за преступления, совершенные в Украине, крайне важно гарантировать безопасное хранение доказательств за пределами Украины, а также поддерживать расследования различных европейских и международных судебных органов».

Европейский парламент и Совет Европы должны в ближайшее время утвердить это предложение, по словам Ван Лиэропа, оно подлежит ускоренной процедуре.

«ЕЖЕДНЕВНАЯ БИРЖА СУДЕБНЫХ ДЕЛ»

Ван Лиероп отмечает, что Евроюст будет «стараться максимально координировать» всех, кто собирает доказательства. Это важно, - объясняет он, - поскольку жертвы и потенциальные свидетели, включая беженцев, бежавших от войны в Украине, не должны многократно проживать свой травматический опыт из-за того, что им приходится свидетельствовать более одного раза. Это очень серьезная проблема, учитывая количество журналистов и неправительственных организаций, занимающихся сейчас военными преступлениями в Украине. Также важно согласовать методы сбора доказательств, – добавляет Ван Лиэрон в своем интервью изд. Justice Info. По его словам, организовывая регулярные встречи делегатов стран-членов и ассоциированных членов, Евроюст «играет объединяющую роль» в сфере уголовного правосудия. Для Стефана Блеттлера, нового генерального прокурора Швейцарии, эти координационные встречи Евроюста что-то вроде «ежедневной биржи судебных дел».

Эрик Эмеро, бывший глава центрального французского офиса по борьбе с преступлениями против человечества, хорошо знаком с Евроюстом. По его словам, координация происходит на двух уровнях. Первый уровень – это европейская сеть подразделений борьбы против преступлений геноцида. Эта сеть крайне важна, поскольку она включает в себя все подразделения стран-членов по вопросам военных преступлений – магистраты, прокуроров, следователей, и, конечно, третьи стран, такие как Швейцария, Канада, Соединенные Штаты и другие страны, которые могут быть приглашены».

Эта сеть собирается дважды в год в Гааге, обычно на три-четыре дня, – объясняет он. Встречи разделены на две части: первая, «достаточно открытая», с неправительственными организациями и другими борцами с безнаказанностью. «Вторая часть закрытая. На ней проходят обмены информацией и опытом с магистратами и полицейскими подразделениями по нашим собственным делам, по военным преступлениям».

Другой, еще более полезный, по его словам, инструмент сотрудничества – это «совместные следственные группы (ССГ)», которым содействует Евроюст. Эмеро входил в одну из первых таких групп, франко-германскую, по делу по Сирии. В результате ее работы прошел процесс над агентом режима Башаром-аль-Асадом. В 2022 году трибунал Германии приговорил его к пожизненному заключению за преступления против человечества. По словам Эмеро, в этом деле сотрудничество играло ключевую роль, поскольку подозреваемый находился в Германии, а Франция хранила так называемые файлы Цезаря, которые стали основными доказательствами. Для Ван Лиера это знаковое дело Евроюста.

ЧТО ТАКОЕ СОВМЕСТНАЯ СЛЕДСТВЕННАЯ ГРУППА?

«Совместная следственная группа – это один из наиболее совершенных инструментов, используемых в рамках международного сотрудничества по уголовным делам. Она предусматривает юридическое соглашение между компетентными органами двух или более государств для совместного проведения уголовных расследований», – говорится на сайте Евроюста. «В сложных трансграничных расследованиях, когда важно время, скорость и эффективность являются ключевыми моментами», — говорится в документе. «Однако во многих случаях оперативные потребности соответствующих органов не полностью удовлетворяются из-за традиционных каналов правовой взаимопомощи». И именно здесь совместная следственная группа (ССГ) может помочь, напрямую обеспечивая сотрудничество и коммуникацию между участвующими в деле органами власти. «Предоставление операционной, юридической и финансовой поддержки ССГ является важной частью работы Евроюста», – заявляет агентство.

Эмеро определенно считает совместные следственные группы очень полезными. «Я считаю, что это действительно очень эффективный инструмент. Он облегчает обмен между странами, особенно обмен судебными данными в режиме реального времени», – объясняет он изд. Justice Info. «Это контракт, подписывающийся в Евроюсте, в рамках Евроюста, потому что, по сути, правовые контуры определяют магистраты по связям». Впоследствии Евроюст может предоставить свою судебную экспертизу и свою логистическую поддержку, в частности переводя массу доказательств, что государства не обязательно хотят финансировать.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ УГОЛОВНЫЙ СУД: ОДНО- ЛИБО ДВУХСТОРОННЕЕ УЧАСТИЕ?

«Ситуация в Украине требует коллективных действий для получения соответствующих доказательств и, в конечном итоге, обеспечения их эффективного использования в уголовном производстве», – заявил прокурор МУС Карим Хан, объявив об участии своего офиса в совместной следственной группе по делу Украины. «В знак признания этой необходимости мой офис делает сегодня важный шаг, впервые присоединяясь к совместной следственной группе под эгидой Евроюста»

Хан отметил также, что «участие [его] офиса в этой ССГ не будет односторонним. Мы не хотим быть только получателями информации и доказательств. Мы хотим также быть эффективным партнером в проведении национальных расследований по основным международным преступлениям в соответствии с принципом дополнительности. Поэтому мой офис будет пытаться использовать все возможности, благодаря которым мы сможем предоставлять информацию и доказательства соответствующим национальным органам с целью поддержки их расследования и судебных преследований».

На практике, если бы рабочие отношения между национальными расследованиями и МУС были «двусторонними», это стало бы значительным изменением в отношении и позиции международного суда. Пока что взаимодополняемость была в основном односторонней, когда МУС часто ссылался на «независимый характер [своего] мандата», чтобы оправдать факт получения большего, чем он дает.

УЧАСТИЕ УКРАИНЫ И НЕЗАВИСИМОСТЬ РАССЛЕДОВАНИЙ

Совместная следственная группа по украинскому делу состоит в настоящее время из трех стран, включая саму Украину и офис прокурора МУС. Такая ситуация может стать деликатной, если, например, МУС найдет доказательства военных преступлений, совершенных украинцами. Отвечая на этот вопрос, Ван Лиероп сказал, что «страны ССГ и МУС будут обмениваться доказательствами, необходимыми для расследований, и будут тесно сотрудничать. МУС будет предоставлять доказательства на выборочной основе, но не обязуется предоставлять все доказательства».

По словам Эмеро, четырьмя участниками может быть сложно управлять. Исходя из его опыта, лучше всего работает двусторонняя следственная группа с двумя участниками, как это было в деле по Сирии. Тем не менее, он соглашается, что «Украина настолько велика, что потребуется значительная координация».