Мнение

ГЕНОЦИД В УКРАИНЕ: ПРИЧИНЫ ДИСКУССИЙ?

В Украине снова поднимается вопрос о геноциде. Как почти во всех гуманитарных кризисах последних лет, в которых были совершены масштабные акты насилия против гражданских лиц, возникает вопрос: идет ли речь о геноциде? Для автора этой статьи, попытка прекращения дискуссий ошибочна. Геноцид – это противоречивое и многозначное понятие. Поэтому решение заключается не в отказе от него, а в многообразии его интерпретаций и в более четком его употреблении.

ГЕНОЦИД В УКРАИНЕ: ПРИЧИНЫ ДИСКУССИЙ?Михаил Романюк, гражданский 58 лет, был 6 марта убит пулей, когда ехал по улице на своем велосипеде. Фото его родных на кладбище в Буче, Украина, на его похоронах. Буча – городок в пригороде Киева, в котором обнаружено множество жертв войны с россией. «Это военные преступления и мир признает их геноцидом», - заявил президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Бучу 4 апреля. © Ясуйоши Чиба / Агентство Франс-Пресс / AFP
4 минут 20Приблизительное время чтения

Является ли геноцидом то, что происходит сейчас в Украине? Это животрепещущий вопрос в данном кризисе, как и во многих других гуманитарных кризисах последних десятилетий в Дарфуре, Сирии, Мьянме, Китае, в кризисах 1990-х годов, в частности в Руанде. Российский президент владимир путин использовал этот термин, чтобы оправдать свое вторжение в Украину, заявляя о «де-нацификации» страны. В ответ Президент Украины Владимир Зеленский обвинил российские силы в геноциде, а Украина передала дело в Международный суд ООН. С тех пор факт, что россия совершила геноцид, стало частью официальной украинской риторики о войне. Многие сторонники Украины и враги россии, включая президента США Джо Байдена, стали употреблять тот же термин.

Сценарий знаком. От Дарфура до Мьянмы, этот вопрос возникает постоянно. Продолжающиеся дискуссии побудили СМИ публиковать многочисленные статьи по этой теме.

Чему нас может научить такая динамика? Что такое геноцид? Что означает этот термин? Какой смысл вести дискуссии вокруг термина геноцид?

ГЕНОЦИД: СМЕСТИТЬ ФОКУС

Учёные реагируют по-разному. Наиболее распространенная точка зрения, особенно среди юристов, это приуменьшать значение геноцида. Эта точка зрения имеет несколько аргументов. Первый – нормативный. Не существует правовой иерархии, которая ставила бы геноцид превыше других форм массовых преступлений, таких как преступления против человечества. Действительно, существует Конвенция о геноциде, однако специальной Конвенции о запрещении преступлений против человечества не существует. А Римский Устав разграничивает геноцид с преступлениями против человечества и военными преступлениями безо всякой иерархии.

Другой аргумент носит практический характер. Геноцид сложно доказать в реальном времени. Геноцид требует установления «намерения» уничтожить защищенные группы, полностью или частично. Это намерение можно задокументировать, проанализировав способ действий его авторов, их высказывания и другие формы публичной коммуникации. Тем не менее, правовая норма требовательна, к тому же ее сложно установить во время кризисов.

Третий аргумент более философский и опирается на критику, которую давно выражает научное сообщество, изучающее геноцид. Согласно этому аргументу, геноцид является проблематичным понятием, поскольку само понятие не однозначно и по своей сути сосредоточено на социальных группах. Возвращаясь к введению понятия Рафаэлем Лемкиным, мы констатируем, что оно четко сосредоточено на группах и их важности. Этот фокус усиливает эссенциалистские идеи и идеи идентичности, включая национализм, и отражает устаревшие взгляды на социальную конструкцию человеческих групп.

Второй важный подход, хоть и менее распространенный среди экспертов, но все же, состоит в том, что война в Украине является геноцидом. В этом случае аргумент состоит в том, что российские власти, похоже, намерены уничтожить украинский народ. В своих публичных выступлениях путин указывает, что он не рассматривает Украину как отдельную целостность, а некоторые проправительственные российские СМИ публикуют редакционные статьи, предполагающие, что всему украинскому населению промыли мозги, что, возможно, означает, что его вовсе следует ликвидировать.

Выдвигающие этот аргумент также отмечают, что Конвенция о геноциде, с ее пятью учредительными документами и определением намерения полностью или частично уничтожить группы, отличается от общего толкования геноцида, то есть уничтожения группы. Поэтому действия россии можно трактовать как геноцид.

ГЕНОЦИД ВЫЗЫВАЕТ АБСОЛЮТНЫЙ УЖАС И БЕСПРЕДЕЛЬНОЕ СОУЧАСТИЕ

У каждого из этих аргументов есть свои плюсы, но, в конечном счете, не думаю, что мы можем надеяться на другой результат или пытаться прекратить дискуссии. Геноцид – это понятие многозначное и противоречивое.

Под многозначностью я имею в виду, что геноцид неизбежно воплощает различные принципы – моральные, политические, правовые и академические. Геноцид по сути своей является нормативным понятием. Для большинства людей геноцид обозначает наихудшее, что люди могут причинить друг другу, он прочно ассоциируется с историческим «злом», Холокостом. Геноцид вызывает абсолютный ужас и безграничное сочувствие. Геноцид – это понятие, оправдывающее чрезвычайные меры борьбы с ним. Таким образом, нам следует ожидать, что политики станут ссылаться на геноцид, чтобы намекнуть на то, что их враги – воплощение зла. Эксперты могут настаивать на том, что геноцид – это сугубо юридическое или академическое понятие, определяющее вид насилия, однако их протесты будут напрасными. Нормативные и политические измерения останутся, а само понятие будет использоваться до тех пор, пока оно будет изображать оппонентов в худшем виде, и призывать поддерживать своих.

ТЕХНИЧЕСКИ И ЮРИДИЧЕСКИ ПРАВИЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПРОБЛЕМАТИЧЕСКИМ

Таким же образом, настаивать на технически и юридически правильном прочтении понятия, мне кажется также проблематичным. Да, потенциально в возможном суде, определение Конвенции по геноциду и судебная практика будут руководствоваться решением о том, являются ли преступления «геноцидом». Но мы также должны признать, что существуют серьезные проблемы с формулировкой Конвенции, и что большая часть публичных дискуссий не касается чисто юридического толкования этого понятия.

Определение Конвенции о геноциде отражает дипломатический компромисс конца 1940-х годов. Конвенция не включает политические группы в защищенные категории. Она также не включает в себя гендерные или классовые группы. Таким образом, Конвенция узко рассматривает группы, являющиеся жертвами геноцида (в дополнение к главному вопросу определения расовой, этнической, религиозной или национальной группы, а также защищенных категорий). Кроме того, Конвенция имеет достаточно широкое толкование: согласно пяти актам о геноциде, убийство не обязательно должно иметь место. Эти действия включают в себя нанесение тяжких психических увечий, принудительное перемещение детей и действия, направленные на предотвращение деторождения. Тем не менее, технически правовое понятие геноцида, как его определяет Конвенция, очень отличается от общего понимания, формирующего его нормативное и политическое использование.

РАЗНОГЛАСИЯ, СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ПОНЯТИЯ ГЕНОЦИД

Есть способы избежать этих проблем. Многие, и я не исключение, пытаются установить более прочные концептуальные основы этого понятия. Я утверждаю, что геноцид, кроме того, что он является нормативной, политической и правовой категорией, он еще является эмпирической категорией. Геноцид касается умышленного уничтожения группы, как его задумывали исполнители преступления. Организованные усилия по уничтожению групп как таковых являются реальным явлением, и геноцид является понятием, которым мы должны описать это явление. Поэтому это понятие уместно, действительно и необходимо.

Но не в этом моя главная мысль. Главное, что дискуссии и разногласия являются неотъемлемой частью понятия геноцида. Геноцид есть и будет оставаться многогранным понятием, к которому разные субъекты будут обращаться, имея разные принципы. Геноцид и дальше будет ассоциироваться со злом и Холокостом, и это справедливо. Но геноцид также является юридическим понятием, определенным Конвенцией. На не стоит ожидать, что одно толкование или принцип заменит или исключит другое.

Мы также должны признать, что даже если мы настаиваем на понимании этимологического происхождения, такого как умышленное уничтожение групп, эти составляющие понятия не являются однозначными. Что значит уничтожить группу? Или мы предпочитаем группы, а не отдельные лица? Кто должен иметь намерение уничтожать, чтобы установить геноцид?

Ответить на эти вопросы нелегко. Выбрасывать понятие геноцида из-за того, что оно неоднозначно, противоречиво и многозначно, для меня не имело бы смысла. Если нас спросят об этом, мы можем помочь пролить свет на множественные измерения слова, остающегося мощным и резонансным в нашем лексиконе для описания ужасных массовых зверств, продолжающихся в нашем мире.

Scott StrausСКОТТ ШТРОС

Скотт Штрос - – профессор политологии Калифорнийского университета в Беркли (США). Много писал на тему геноцида, непосредственно «Создание и разрушение наций: война, лидерство и геноцид в современной Африке» (2015), «Основы предупреждения геноцида и массовых зверств» (2016), «Порядок геноцида» (2006).