ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА В КРЫМУ: «Я НЕ ПОНИМАЮ, ЗА ЧТО МЕНЯ ТАК СТРОГО НАКАЗЫВАЮТ»

После месяцев войны в Украине многие из дел о государственной измене доходят до стадии вынесения приговора. Именно это дело было проведено во Львове и касается Крыма. Другое дело состоялось в Киеве [статья внизу страницы]. Во Львове, на западе Украины, 58-летнюю бывшую сотрудницу «Министерства промышленной политики Республики Крым», полуострова, аннексированного в 2014 году Российской Федерацией, признали виновной в государственной измене, несмотря на ее протесты.

Задержанная во Львовской области на западе Украины при попытке пересечь границу с Польшей, Татьяна Незеленникова была осуждена за государственную измену в связи с ее работой в правительстве оккупационных властей Крыма.Задержанная во Львовской области на западе Украины при попытке пересечь границу с Польшей, Татьяна Незеленникова была осуждена за государственную измену в связи с ее работой в правительстве оккупационных властей Крыма. © Катерина Трохимчук
4 минут 21Приблизительное время чтения

58-летнюю Татьяну Незеленникову обвинили в государственной измене за сотрудничество с оккупационными властями в Крыму. На этой должности она вводила ограничения для украинских предприятий. Таким было общее направление российской политики, и суд установил, что Незеленникова была одной из тех, кто его осуществлял.

В своих выводах прокурор Олег Телефанко просил назначить 15 лет лишения свободы и конфискацию имущества. 1 ноября судья Наталья Зубачик вынесла приговор – 12 лет лишения свободы, что является минимальным наказанием за государственную измену в соответствии с Уголовным кодексом Украины.

На последнем заседании подсудимая расплакалась:

– Прошу суд не применять ко мне такое жестокое наказание.

– А что вы предлагаете применить? – удивленно спросила судья.

– Прошу учесть мой возраст и все остальное. Я считаю, что есть возможность что–то пересмотреть и учесть смягчающие обстоятельства.

– Я не совсем понимаю. О чем вы просите суд?

– Не наказывать меня так строго.

– А как?

– Рассмотреть возможность смягчения [наказания]. На данный момент я не понимаю, за что меня так строго наказывают. Я этого не понимаю.

Незеленникова свою вину не признает. «Я не осуществляла никакой подрывной деятельности, ничего подобного», – заявила она суду. «Я просто работала, чтобы зарабатывать на жизнь, чтобы иметь возможность помогать своим родителям–пенсионерам. Они нуждались в постоянном уходе. В прошлом году болели и мама, и папа. Моя работа не была направлена на подрывную деятельность, поскольку не имела к ней отношения. Я не причинила ущерб экономике Украины».

Незеленникова была задержана во Львове в апреле этого года. До полномасштабного вторжения России в Украину она приехала в свой родной город Каменское на Днепропетровщине, когда умер ее отец. После 24 февраля Незеленникова не смогла вернуться в оккупированный Крым из Украины и попыталась найти выход: бежать в Польшу через Львовскую область, а затем поехать в Беларусь и в Россию. Но прежде, чем она успела пересечь границу, ее задержали на украинской таможне.
«На таможне я предоставила паспорт гражданки России», – подтвердила она в суде.

«ЕДИНСТВЕННОЕ МЕСТО, ГДЕ МОЖНО ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЬГИ»

Незеленникова проживала в Крыму с 1987 года, задолго до аннексии, в городе Симферополь. Сначала работала инженером в проектной компании. Позже работала заместителем начальника управления торговли и бытового обслуживания Министерства экономики полуострова. 

После захвата власти Россией в 2014 году, Незеленникова заняла должность заместителя руководителя «Министерства промышленной политики Республики Крым». В том же году Незеленникова успешно окончила Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В 2020 году она получила медаль «за добросовестный труд» от оккупационных властей за «многолетний усердный труд, высокий профессионализм и в связи с Днем работников торговли». Обвиняемая работала в «министерстве» до апреля 2021 года, после чего вышла на пенсию.

Как свидетельствуют материалы дела, Незеленникова входила в состав нескольких комиссий, созданных при «Совете министров Республики Крым». В ее телефоне следователи обнаружили фотокопию письма, в котором воспроизведено поручение Президента Российской Федерации по реализации проекта «Российские ярмарки», нацеленного на активизацию ярмарочной торговли. В то же время, в других документах упоминается о запрете на ввоз украинских товаров. По версии следствия, Незеленникова готовила документы, которые способствовали поставке продукции из Российской Федерации в аннексированный Крым.

«Я ИМЕЮ ПРАВО НЕ ДАВАТЬ ПОКАЗАНИЯ ПРОТИВ САМОЙ СЕБЯ»

Если ранее Незеленникова пыталась объяснить суду свою позицию, то во время ее допроса она была неразговорчивой. Она пожелала воспользоваться своим правом не давать показания против себя и отказалась отвечать на уточняющие вопросы прокурора.

– Какую должность Вы занимали до аннексии Крыма? – спросил прокурор.

– Имею ли я право не отвечать на этот вопрос? – спросила подсудимая.  

– Считаете ли Вы правильным, что Крым был аннексирован Россией? – снова спрашивает прокурор.

– Это не имеет отношения к делу, – заявила ее адвокат, попросив суд снять этот вопрос.

В период с 2017 по 2022 год Незеленникова 12 раз пересекала границу Украины через аннексированную территорию – семь раз через пропускной пункт в Чонгаре, и пять раз в Каланчаке Херсонской области. Для этого она использовала свой украинский паспорт, хотя на то время она уже получила российское гражданство.

– С какой целью и когда вы получили российский паспорт? – спросил прокурор.

– Я получила его в 2014 году, 10 апреля, потому что там у меня была работа и жилье. В Украине у меня не было ни работы, ни жилья, – ответила Незеленникова.

– Где вы работали, когда получили российский паспорт?

– Это было в Министерстве экономики.

– Это был орган Российской Федерации или Украины?

– Мне трудно ответить на этот вопрос.

– Что вы имеете в виду? Почему? – продолжила судья.

– Я уже не помню, как все эти события происходили.

– Татьяна Васильевна, работали ли вы в Министерстве промышленной политики Республики Крым?

– Да, я работала.

– На какой должности вы работали?

– Я уже не помню, потому что было много реорганизаций.

– Назовите мне должности, которые вы помните.

– Я имею право не давать показания против себя.

– Скажите, пожалуйста, во время вашей работы после оккупации Крыма Российской Федерацией, поступали ли к вам какие–то письма, указания, различные директивы от органов Российской Федерации, которые вы выполняли или в которых участвовали? – настаивает прокурор.

– Я имею право не давать показания против себя. Адвокат Незеленниковой просит ее дать объяснения, но безрезультатно. «С 10 апреля 2014 года Незеленникова является гражданкой Российской Федерации со всеми правами и обязанностями, поэтому она не может быть субъектом преступления в понимании Уголовного кодекса Украины», – утверждает он. Действительно, закон предусматривает, что одним из оснований утраты гражданства Украины является добровольное получение гражданства другого государства. При этом, Незеленникова не просила о выходе из гражданства. Она и другие чиновники-перебежчики в оккупированном Крыму были признаны гражданами России, но это автоматическое получение гражданства не признается Украиной.

«Я работала, потому что надо было как-то жить и что-то делать. Или следует оставаться без дела? Я всю жизнь работала, чтобы меня обвинили в государственной измене?», – возмущается Незеленникова.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА НА КИЕВЩИНЕ: 15 ЛЕТ ЗА ПРИЗНАНИЕ ВИНЫ

Ирина Салий, наша корреспондентка в Киеве («Судебный репортер»)

Taras Tyshchenko est dans le box des accusés, jugé pour haute trahison en Ukraine.

Тарас Тищенко был приговорен киевским судом к 15 годам заключения за то, что показал россиянам место жительства членов украинской территориальной обороны. © Ирина Салий

3 ноября в Соломенском районном суде г. Киева состоялось очередное рассмотрение дела о государственной измене, во время которого к 15 годам лишения свободы был приговорен Тарас Тищенко, 42-летний житель села Победа, что на востоке столицы. Все его имущество, кроме жилья, будет конфисковано. Тищенко признался, что во время оккупации он показал россиянам место жительства членов территориальной обороны, среди которых, к счастью, никто не погиб. «Я верю, что он искренне раскаялся. Он признает свою вину», – сообщил его адвокат. Прокурор и защитник согласовали наказание в виде 15 лет лишения свободы.

Цей репортаж входить до циклу публікацій про правосуддя щодо воєнних злочинів і підготовлений у партнерстві з українськими журналістами. Перша версія цієї статті була опублікована на сайті новин « Sudovyi Reporter ».