ПЕРВЫЙ ПРИГОВОР ПО ОБВИНЕНИЮ В СЕКСУАЛЬНОМ НАСИЛИИ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ В УКРАИНЕ

2 ноября Новозаводський районный суд Чернигова, что на севере Украины, заочно осудил двух российских военнослужащих, обвиняемых в издевательствах над жителями оккупированного села в этом регионе в марте 2022 года. Предлагаем вашему вниманию взгляд на судебный процесс, который нередко проводился за закрытыми дверями.

«Даже электропроводка не выдерживает этого приговора», – пошутил украинский судья, оглашая вердикт 2 ноября.«Даже электропроводка не выдерживает этого приговора», – пошутил украинский судья, оглашая вердикт 2 ноября. © Ирина Салий
5 минут 2Приблизительное время чтения

Утром 2 ноября, когда судья Владимир Павлов начал публичное оглашение приговора в заочном судебном процессе над двумя российскими военнослужащими, которых в марте 2022 года обвинили в издевательствах над жителями оккупированного села в Черниговской области на севере Украины, за его спиной что-то специфически зашипело. «Даже проводка не выдерживает этого приговора», – пошутил судья. В течение нескольких недель российские ракеты повреждают энергосистемы Украины, поэтому участники судебного процесса были вынуждены сменить помещение, чтобы обеспечить надлежащую аудио- и видеофиксацию судебного заседания.

Объявление приговора длилось всего несколько минут, поскольку в военное время судьи имеют право зачитывать только краткое изложение, то есть сам приговор. Руслан Кулиев приговорен к максимально возможному наказанию – 12 годам лишения свободы, а его молодой товарищ Андрей Чудин – к 10 годам. Полный текст приговора будет направлен сторонам позже. Таким образом, это первое осуждение украинским судом сексуального насилия, совершенного во время войны.

СЕКСУАЛЬНЫЕ ДОМОГАТЕЛЬСТВА

9 марта село под Черниговом заняли военнослужащие 80-го танкового полка (военная часть №87441) вооруженных сил Российской Федерации, дислоцирующегося на территории России в городе Чебаркуль. Тринадцать из этих военнослужащих поселились в доме, где проживала пожилая женщина с ее внуком и внучкой.

Командира оккупантов 30-летнего Руслана Кулиева обвиняют в том, что он больше недели домогался вдвое младше него девочки. Согласно обвинительному акту, сержант Андрей Чудин удерживал старшего брата девочки, бывшего военнослужащего срочной службы Национальной гвардии, во дворе в наручниках, заставляя его ночевать без зимней одежды под открытым небом на морозе.

Кулиев обвиняется в том, что он избивал и душил девочку, а также шантажировал ее, угрожая убить ее брата, если она не вступит с ним в половую связь. Однако это ему не удалось. На помощь пришла тетя. Госпожа Наталья живет в соседнем селе.

Брат и сестра – ее племянники, а хозяйка дома – ее родная мать. Когда телефонная связь прервалась, Наталья поехала к родным, несмотря на присутствие вражеской армии. Наталья и ее племянник дали показания на закрытом заседании 18 октября. Потерпевшую девочку на судебном заседании не допрашивали. В суде транслировалась только видеозапись ее показаний во время следствия. После российского вторжения в Украину в феврале, закон был изменен, чтобы позволить использование видеосвидетельств потерпевших и свидетелей в качестве доказательств в суде. Это позволяет, в частности, избежать дополнительного травмирования.

«ТЕТЯ, ЗАБЕРИТЕ МАШУ!»

«В селе было больше тысячи [российских военных], не считая техники. Я была в шоке», – рассказала Наталья в интервью «Судебному репортеру» после слушания дела. Когда она пришла к дому матери, солдат спросил ее: «Куда ты идешь?» «Я ответила: «Домой». Я действительно шла домой. Я привезла им немного продуктов, потому что у них было немного, и потому что не было связи».

Когда она приехала, «русский солдат рубил дрова. Потом он пошел за мной. Он сказал, что не отпустит ни Сашу, ни Машу. Он никого не пропускал. Две ночи я не спала. Я пообещала, что вернусь на следующий день. Но бомбежка была настолько сильной, что выйти было невозможно. В моем селе русские не жили, но они у нас грабили. Они заходили в дома, забирали еду и все, что им было нужно», – вспоминает Наталья. «Когда я приехала, глаза Саши наполнились слезами. Он сказал: «Тетя, заберите Машу!» Он сказал, что к ней пристает командир, а он ничего не может сделать, потому что прикован. Мама вмешалась один или два раза, а потом командир ударил ее так сильно, что она упала и настолько больно ударилась головой о диван, что потеряла сознание, и [ее] пришлось обливать водой».

«МЫ ПРИШЛИ ОСВОБОДИТЬ ВАС ОТ АМЕРИКАНСКОГО НАТО»

Когда Наталья вернулась в дом матери, она была шокирована и проклинала солдат. Она спросила, кто был старшим по званию. Оказалось, что это был некий «ростом в полтора метра вместе с каблуками», – рассказала она. Солдат сказал: «В дом нельзя заходить. Ты – разведчица, я тебя пристрелю. Ты – нацистка. Мы пришли освободить вас от американского НАТО».

– Где вы видели, что у этой женщины в доме есть НАТО? – ответила она. – Я зашла и сказала Маше и маме: «Готовьтесь!»

– Они никуда не пойдут, – сказал солдат.

– Что вы имеете в виду? Мы – свободные люди! Вы же не запретите мне их забрать, кто вы такой? Командир? Потом у него затрещала рация, я услышала «Москва» и он вышел из дома. Потом он вернулся и сказал: «Ладно, сегодня я добрый, забирайте их».
Позже оккупант понял свою ошибку [отпустить Машу] и пытал мальчика, чтобы узнать адрес его тети, но ничего не добился.

«Я бы и сегодня пошла за ней, если бы возникла такая ситуация», – говорит Наталья в интервью.

«НЕ ДОКАЗАНО, ЧТО ЧУДИН – ЭТО ЧУДИН, А КУЛИЕВ – ЭТО КУЛИЕВ»

Прокурор просил для обоих обвиняемых по 12 лет лишения свободы, хотя их роли были разными. «Мы считаем, что даже 12 [лет] мало для такой жестокости, но больше закон не позволяет», – заявил прокурор Игорь Кондратюк, который работает в сфере ювенальной юстиции.

Адвокаты обвиняемых Олег Костюк и Николай Кашуба ходатайствовали об оправдании российских солдат. Они считают, что не доказано, что из 13 военнослужащих, которые заняли сельский дом, именно Кулиев и Чудин, а не кто-то другой, совершили преступления. (Следователи искали фото в социальных сетях, а не в военных и паспортных базах данных Российской Федерации).

«Не доказано по сути, что Чудин – это Чудин, а Кулиев – это Кулиев. Анкетные данные [персональные данные обвиняемого] не были установлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Для проведения такого негласного следственного розыскного действия необходимо было получить постановление следственного судьи. Разрешение суда обязательно, и доказательства, собранные без такого разрешения, являются незаконными», – рассказал «Судебному репортеру» адвокат Чудина Костюк.

Отправной точкой расследования стал телефонный номер одного из российских оккупантов. Прокурор сначала заявил, что Кулиев «оставил» свой номер телефона в доме. Но впоследствии выяснилось, что это потерпевший записал из солдатского блокнота на клочок обоев номер телефона некоего «Андрея Сергеевича», пока тот отвернулся, разжигая котел. Выяснилось, что номер принадлежит тому самому солдату Чудину, который избил парня и четыре ночи держал его в наручниках на улице. Следователи [местной прокуратуры] нашли в социальных сетях страницы, связанные с этим номером телефона, и на них было фото Чудина. Когда потерпевшие опознали россиянина, пазл сложился.

Кулиев во время проживания в доме потерпевших носил на форме шеврон со своей фамилией. Его идентифицировали в составе воинской части, в которой проходил службу Чудин. Двое потерпевших, брат и сестра, увидев фото, подтвердили, что это он.

«Я БЫ, НАВЕРНОЕ, СОВЕРШИЛ НАД НИМ САМОСУД»

В разговоре с «Судебным репортером» пострадавший парень сказал, что не имеет особых претензий к другим одиннадцати россиянам. «Я даже могу сказать, что большинство из них вели себя адекватно, но они не имели влияния, чтобы нам помочь», – добавил он.

Когда российские солдаты уходили, они забрали одеяла, карабины от ключей, армейские перчатки (парень служил в Национальной гвардии) и другие мелочи. О краже семья не стала заявлять. «Самое главное, что сестра здорова, вещи можно купить, но жизнь и здоровье – бесценны», – объяснил парень в интервью.

Согласно решению суда, темно-зеленая военная куртка, оставленная российскими солдатами в сельском доме, подлежит уничтожению по причине того, что не является вещественным доказательством, а клочок обоев с номером телефона оккупанта остается в материалах дела.

Военные преступления не имеют срока давности. Это означает, что Чудина и Кулиева могли бы судить через 20 лет. Но украинская прокуратура решила осудить их сейчас, даже в отсутствие обвиняемых.

На вопрос, что он думает о заочном осуждении, пострадавший парень лишь пожимает плечами и признается, что оно производит странное впечатление. «Я хотел бы, чтобы они понесли наказание. Мою сестру Чудин не трогал и меня особо не обижал. Но ведь был Кулиев! Даже в тюрьме, он не осознает своей вины. Я бы, наверное, устроил ему самосуд», – сказал он нам за пределами суда. Когда судья спросил парня о желаемом наказании, он не решился сказать, насколько сильно хочет отомстить.

«Я хотел бы проснуться утром и осознать, что это был сон», – сказал он. «Забыть войну с Россией и забыть, что Россия существует».


Этот репортаж входит в цикл публикаций о правосудии по военным преступлениям и подготовлен в партнерстве с украинскими журналистами. Первая версия этой статьи была опубликована на новостном сайте «Судебный Репортер».