УКРАИНА: ДВУХ РОССИЙСКИХ СОЛДАТ ОСУДИЛИ НА ВТОРОМ ПРОЦЕССЕ ЗА ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

31 мая двоих российских военных приговорили к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы. Они признали себя виновными по обвинению в неизбирательной бомбардировке гражданских объектов. Это уже второй обвинительный приговор за военные преступления, вынесенный украинскими судами в целом, и первый за пределами столицы.

УКРАИНА: ДВУХ РОССИЙСКИХ СОЛДАТ ОСУДИЛИ НА ВТОРОМ ПРОЦЕССЕ ЗА ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ31 мая суд пгт. Котельва, Украина, осудил двоих российских солдат за военные преступления. © Егор Рудь
4 минут 33Приблизительное время чтения

Через неделю после того, как суд Киева, столицы Украины, вынес свой первый приговор за военные преступления, совершенные во время российского вторжения, судом пгт. Котельве, расположенного примерно в 370 километрах к востоку от Киева, к северу от города Полтава, был вынесен второй приговор. 31 мая в главном зале суда судья Евгений Болибок приговорил двух российских военных 200-й отдельной мотопехотной бригады к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы. Прокурор требовал 12 лет лишения свободы.

Александр Бобыкин – военнослужащий-контрактник Вооруженных Сил рф. Служил водителем-заряжающим боевой машины «Град». Александр Иванов был в этой же бригаде наводчиком.

Двое военных объяснили, что участвовали в так называемых военных учениях в Курске на западе России. 22 января их переправили в с. Новоалександровка, Белгородской области у северо-восточной границы Украины. По их словам, именно тогда их бригаде сообщили о предстоящем вторжении в Украину. 23 января батарея из шести полностью загруженных боевых машин «Град», каждая из которых перевозит по 40 снарядов, направилась в село Малиновка. 24 февраля русские военные получили приказ открывать огонь.

АРЕСТ

Разрушена критическая инфраструктура и жилые дома в украинском селе Казачья Лопань. Уничтоженно Дергачевский учебное заведение.

После перезарядки «Градов» колонна направилась на территорию Украины. В километре от границы Украины российские военные дали еще три залпа.

Около 9 утра военная часть Бобыкина и Иванова продвинулась на 25 километров вглубь территории Украины. Около 14:00 их колонну была уничтожена украинскими вооруженными силами. В общей сложности было уничтожено десять единиц техники, в том числе шесть «Градов» и три грузовика с боеприпасами. Бобыкин получил ранение. Прежде чем решиться сдаться, он в течение десяти дней скрывался в оздоровительном лагере.

Владимир Ковальчук, адвокат Иванова, так рассказывает о плене своего подзащитного: «Военные некоторое время скрывались, а когда они пытались вернуться в россию, их остановили на блокпосте. Они не смогли правильно произнести слово «паляница» [традиционный украинский хлеб, а также слово, которое используют украинцы для выявления людей, незаконно проникших на территорию Украины] и были арестованы».

Александр Бобыкин ы Александр Иванов були осуждены за неизбирательную бомбардировку гражданских объектов © Егор Рудь

«ПОНИМАНИЕ ПРИХОДИТ ПОСЛЕ»

Прокуратура обвиняет российских солдат в нарушении законов и обычаев войны, утверждая, что они осознавали, что их оружие будет поражать не избирательно, и что неизбежно пострадают гражданская инфраструктура, жилые объекты и гражданские лица.

Перед судом блогер Владимир Золкин снял видеоинтервью с двумя российскими военными. Бобыкин, в частности, подтверждает, что понимал, что это не выборочные обстрелы, хотя он и не был непосредственным свидетелем их последствий.

- Что вы чувствовали во время массового убийства? – спрашивает блогер.

- Понимание приходит позже. Вы знаете, как стреляет БМ-21? Люди видят только цифры. Цели ни доводятся, ни координируются. По радиосвязи командир получает шифр и сообщает его наводчику. При первом залпе я, честно говоря, не имел ни малейшего представления, куда идет – в живую силу или нет. О втором выстреле могу со 100% уверенностью сказать, что он шел на поражение живой силы».

Сотрудник СБУ спрашивает Бобыкина:

- Как вы спите?

- Я мог бы сказать, что плохо. Но я не вижу, что происходит после залпа «Града». Это не отражается в памяти. Это видит командир подразделения.

- Вы понимали, что летит по людям? О чем вы думали? – спрашивает блогер.

- О чем я думал? Я отказался наводить первый залп. Они сказали, что будем стрелять ночью, я отказался, сказал, что стрелять не буду, – отвечает Иванов.

- Кто-то навел за вас?

- Командир, – отвечают хором Иванов и Бобыкин.

- Во втором залпе я не участвовал. Я был в машине врачей, потому что после первого залпа мне стало плохо, – добавляет Иванов.

- Знали ли мы, что едем в Украину? И да, и нет. Вокруг этого ходили шутки, но офицеры пресекали их, говорили, никуда не едем и все. Некоторые отказались ехать воевать, – рассказывает Бобыкин.

- Об Украине нам никто не говорил… Нам напомнили, что мы военные, о приказе, который сначала нужно выполнять, а потом обсуждать, – продолжает Иванов.

- Никто вслух не говорил «Украина», – говорит Бобыкин. Однажды мы были в палатке, шутили, кто-то говорил, что мы едем в Украину… а кто-то сказал, что не поедет. Офицер услышал, ворвался в палатку и начал кричать: «Что за глупости вы говорите? Никто никуда не едет; мы проходим военную подготовку, просто выполняем контрольное патрулирование и возвращаемся к месту постоянной дислокации». Лишь один парень сказал, что не поедет в Украину, имел смелость сказать: «Вы можете меня тянуть, если хотите, но я не уеду».

ПО ПРИНУЖДЕНИЮ

Защита настаивает, чтобы суд принял во внимание, что его подзащитный действовал по принуждению и по воинской обязанности: «Мой подзащитный Иванов родился в Оленегорске Мурманской области. Вырос и зарегистрирован в селе Ревда – это небольшой, депрессивный населенный пункт в Мурманской области, насчитывающий около 7 тыс. жителей, где нет никаких перспектив на будущее и трудно найти работу. Зато у силовиков и военнослужащих есть социальные гарантии, жилье и достойное материальное обеспечение, что и привлекло тогда этого неопытного 18-летнего Александра Иванова. Роль моего подзащитного в инкриминируемом преступлении была минимальной. Поэтому я считаю максимальное наказание слишком суровым».

За несколько минут до оглашения приговора в зал суда в наручниках завели Бобыкина и Иванова. Полицейские занимают свои места возле стеклянной клетки, где стоят подсудимые, судебные охранники остаются возле судьи. В судебном зале нет защитников. С обвиняемых снимают наручники. Эти двое делают вид, что не замечают вопросов журналистов и их камеры. Журналисты успевают сделать несколько фотографий подсудимых, прежде чем в зал входит судья Болибок.

Судья зачитывает приговор в течение 45 минут: «Александра Бобыкина признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.28, ч.1 ст.428 Уголовного Кодекса Украины, приговорить к 11 годам 6 месяцам лишения свободы». Идентичный приговор вынесен Александру Иванову. Приговор вступает в силу с 6 апреля, с момента, когда российские военные попали в СИЗО.

Украинский судья зачитывает приговор российским солдатам – 11 лет и 6 месяцев. © Егор Рудь

КОРОТКАЯ БЕСЕДА С ЖУРНАЛИСТАМИ

После оглашения приговора журналисты подходят к стеклянной клетке. Иванов слушает переводчика, сидя на скамье. Бобыкин отвечает на вопросы журналистов, однако ограничивается только ответами «да», «нет» или «затрудняюсь ответить». Отвечает громко, как в армии.

- Вы будете подавать апелляцию?

- Нет.

- Вы считаете, что приговор справедливым?

- Да.

- Вы хотите, чтобы вас обменяли?

- Да.

- Изменилось ли ваше отношение к российскому правительству?

- Да, изменилось.

- Вернетесь ли вы в Украину снова воевать, когда вас обменяют?

- Нет.

- Война в Украине – это ошибка?

- Да.

- Вы думаете, путин должен остановить войну и отойти?

- Да.

- Вы согласны с тем, что владимир путин больной, что это чудовище и для человечества, и для Украины?

- Это сложный вопрос. Затрудняюсь ответить.

Короткий разговор вдруг обрывается. Полицейские и судебные охранники надевают наручники на русских военных и ведут под стражей к выходу. В течение 30 дней приговор суда может быть обжалован. «Как я понимаю, есть смягчающие обстоятельства – их чистосердечное раскаяние и то, что они признали себя виновными по всем пунктам обвинения», - объясняет прокурор Олег Максюк. Он добавляет, что среди гражданских еще не все жертвы идентифицированы, поскольку находятся на постоянно бомбардируемой территории или на оккупированной территории.


Этот репортаж, являющийся частью серии репортажей о военных преступлениях, реализован в партнерстве с украинскими журналистами. Первоначально он был опубликован на информационном сайте «Судебный репортер / Судовий репортер».